Войти
Меню

"Последние язычники Европы": традиционная культура луговых мари

Тип бренда
Традиции и промыслы
Категория
Время появления
Статус
исчезающий
Основание выбора культурного бренда
всероссийский конкурс
Контактные данные
5
 
8
0
Нашли неточности в описании? Хотите предложить для публикации фото или видео?

Главное

"Последние язычники Европы" - именно так назвали представителей марийского народа, некоторые из которых сохраняют дохристианские обряды, традиции и образ мыслей, в котором человек оказывается полностью погружен в лоно природы - великой и священной. В селе Шоруньжа, ставшем в 2019 году культурной столицей финно-угроского мира, влияние традиционных марийских верований оказалось особенно сильно - на благо любителей экзотики, приезжающих сюда из многих стран и регионов России.

История

Марийская традиционная религия (Марий Юмыйула) уходит корнями в глубину веков и столетиями четко регулировала жизнь народа. Эти верования основаны на вере в силы природы, определяющей судьбу и быт людей. Она настолько пропитала традиционный крестьянский быт, что и сегодня отражается в местных обычаях.

Хотя уже с X века территории марийцев попадают в зону влияния монотеистических религий (сначала ислама - в Волжской Булгарии, Золотой Орде и Казанском ханстве, потом - христианства в Российском государстве), традиционные верования и за тысячелетие не ушли из народной культуры.

Будучи под запретом в советское время, верования вышли на поверхность в постсоветские годы. Они даже получили официальное оформление в виде четырех районных религиозных организаций, а с появлением нескольких публикаций в федеральной прессе 2010-х годов о "последних язычниках Европы" стали известны на всю Россию и весь мир.

Состояние

Сегодня связанные с языческими верованиями марийцев традиции и обряды сохранились маленькими островками на карте Республики Марий Эл. Пожалуй, самый заметный среди них - село Шоруньжа, которая в 2018 году принимала гостей в качестве культурной столицы финно-угорского мира.

Деревня с колоритными разноцветными домиками действительно годится в качестве образа для открытки или места проведения фестивалей. Но главное - здесь сохранились и поддерживаются ключевые атрибуты марийских верований - святые родники и священные рощи.

Водопровода и газа в здешних местах нет, а вот родники обустраивают с древних времен. Строят над ними "часовню", рядом ставят лебедей из автошин, на трубу дарят божеству воды цветочки. Кстати, родник приспособлен и как полоскалка для одежды - невыпитая вода течёт дальше по жернову, у которого стоят колышки для "управления" бельём.

Ну а основное место коллективной молитвы - священные рощи (в реальности - специально организованные площадки в лесу). Какому богу нужна молитва - сразу и не поймёшь. Богов здесь больше, чем имён Аллаха (99), у каждой природной силы свой бог. Солнце, например, это божество женского рода. Но вот Всевышний (Юмо) - один. Это он управляем вселенной, космосом, мирозданием. И именно поближе к нему идут в священную рощу.

Заходим в ближайшую Мер ото (общественную рощу - а бывают ещё семейные, личные), памятник культуры регионального значения. За большой входной площадью идёт мостик в лес, там на опушке около священной берёзы и собираются до полутысячи марийских язычников. Дерево - это не бог, а дорога в космос, связь с Юмо. Рядом - организованный мангал для жертвоприношений ("вот, до ковида, коня варили"). Но бережное отношение к природе, ограничения безумного потребления у мари во главе угла - готовую жертву люди едят сами, немного оставляя богам и потом сжигая. У бога-дерева или цветка, если хотят срубить или сорвать, спрашивают разрешения и дают обещание взять только то, что точно надо. Ведь бережливость - это то, что проверено вековой практикой, что заповедовали "точто-мари" ("прежние люди/наши предки"). А их надо слушаться. И тогда можно смело выходить после молитвы из священной рощи мимо надписи "алал лииже - пусть сбудется"!

Впечатления

В Шоруньже можно не только посмотреть на священные рощи и родники, но и погрузиться во весь спектр удовольствий, которые дает традиционная марийская культура. Благо, тут возродили крупнейшее сельхозпредприятие - теперь есть и экономическая база, и источник для гастрономических изысков.

Восстановили две мельницы - водную и ветряную. И не для туристов, которые могут залезть на третий этаж в самую гущу механизмов, внешне напоминающих изнанку башенных часов, а для местных. Приходят они сюда по очереди, договариваются, кто когда мелет. Мельничка не только живет, но и самоуправляется. Кузница рядом тоже так работает, но реже - хлеб он и до наших дней из муки делается, а на нынешние авто и трактора запчасти на кузнице не сделать...

На местном молоке и мясе гастроШоруньжа демонстрирует какие-то феерические вкусы детства. Кухня луговых мари простая, но незабываемая. Блины из печи кажутся разросшимися оладьями сантиметром в толщину. Суп с ржаными клецками, щавелевый сладкий пирог и даже палыч - местный плов-каша из риса, мяса и моркови - все как бы вспоминаются на "кухне моей бабушке". Мясо берут любого, кого в лесу поймают - корову, зайца или белку. Зато палыч (настоящий, а не "От Палыча") готовится в каравае крупного хлеба, в печи и с марийской молитвой, ведь на праздник его подают.

В 2019 году праздников организовали аж 12 - по статусу столицы финно-угорского мира полагалось. Собирали гостей из многих стран - от Эстонии до Венгрии. Но даже с приходом коронавируса атмосфера праздника не ушла. В Шаруньже освоены марийские музыкальные инструменты - местные "волынки" и барабаны, жители танцуют свадебный танец и марийскую "чечетку"-табардык. А делать это надо в народной одежды из конопли - хлопок и лен здесь до 60х годов прошлого века не видели...

Сегодня в Шоруньже уже три студии по пошиву и марийской вышивке, саморожденные дизайнеры творят новые вариации старинного узора красным с черным по белому, который обозначает сложенную на нескольких квадратных сантиметрах целостную вселенную. Ведь красный - жизнь, чёрный - земля, а белый - свет. И целого мира тут не мало. А ещё на свадьбу надевают зелёные костюмы - символ рождения новой жизни.

Кстати, самому попробовать на станке конопланое ткачество дают любому гостю в местной этнографической усадьбе. Там же мастера прядут и ткут, вышивают и шьют платья, рубашки, платки, ручники. Пропускная способность небольшая, но за месяц могут товар отправить на заказ в любую точку планеты. Так же и с плетенками из лозы - если шумовку или погремушку мастер делает быстро, то на кресло - пару месяцев надо.

 
{{objectCandidate.short_description}}
Привязан к брендам:
 
Адрес: {{objectCandidate.address ? objectCandidate.address : 'нет'}}
Автор описания:
{{objectCandidate.author}}
Сайт:
{{objectCandidate.site}}
Координаты:
{{(objectCandidate.coords || []).lat}} {{(objectCandidate.coords || []).lon}}

Объекты

{{object.name}}
Координаты: Скопировать

Как добраться

Комментарии для сайта Cackle
Живое наследие
"Живое наследие" — это проект об уникальных местах, культурных брендах и путешествиях по России. Туристические маршруты и календарь событий для путешественников
Контакты:
Телефон:+7 926 210-99-71, Электронная почта: info@livingheritage.ru